Самые главные качества казака

Фёдор Черепанов

Назови мне три самых главных качества казака.

Из разговора

Что же, спасибо, Борис Вячеславич, за вопрос. Сколько ни уклоняйся, а начинать главный разговор с собой всё-таки надо. Итак, перекур, ребята, знаем ли мы, что строим?Для меня вопрос о главных качествах казака равнозначен вопросу о собирании нового войска. Не нам выбирать предков. Не нам, шелухе человеческой, рядить, кого из них поставить атаманом над всеми. Но если речь зашла о нашем разброде, осмелюсь подать свой голос.

Если судил Господь для нашего возрождения полную смерть казачеству старому, то ныне первым качеством казака-атамана назову иномирность, инаковость.

Случается, и в монастыре живут по законам этого мира. Вот и в казачьих кадетских корпусах сытые генералы воспитывают кадры для преуспевания и приумножения сытости. Но оглянёмся на друзей – разве не печать инаковости на каждом из них? Судьба награждает нашего брата иногда безоглядностью, нередко – неприкаянностью, встречаются награды и повыше – горькой бесприютностью. И всё-таки – как бы ни мучились друзья с таким достоянием – они самые счастливые люди.

Второе качество – деликатность. Не нахожу более верного проявления святыни в душе человека. Старушка Земля много носит и храбрых, и собранных, и дальновидных… Но коли нет в человеке святыни – не будет без этого клада ни джигита, ни атамана. Не верится мне, Борис Вячеславич, в способность нахрапистого эгоиста умереть за други своя.

Третье качество – талант товарищества. Жить на миру, красоваться как облупленному на этакой соборной ладони, тут уже не до камня за пазухой, тут готовься, по заповеди, душу свою потерять.

И четвёртое – ни при каких обстоятельствах не помешает казаку самоирония. Приободряющая и сближающая получше всякой шутки.

Вот какое войско нам собирать! Лёгкое войско! Для трудной жизни и трудно оно собирается, но легко в таком братстве и радостно.

Только что же роднит наше братство с казачеством старым?

Не тускнеет в душе его символический образ: двадцатый год двадцатого века… уходящая к китайской границе сотня прощается со станичниками отчаянной джигитовкой… Не станем однако, подобно многим, тот величавый закат принимать за рассвет. Не заробеем, даже если порвалась та ниточка от ушедшей, как Китеж в озеро Светлояр, непримиримой сотни. Ибо и это страхи мира сего.

Но пусть иномирность свяжет нас с казачеством более древним, рассветным. Оно, древнее иномирное казацтво, и мерцало ещё в наших дедах и прадедах. Их молитвы да будут нам благословением.

Добавить комментарий