Как растение без света…

 

Иван Жук

Откровенное слово

 

Здравствуйте, Иван Иванович!

Я относительно «устоять в промежности бытия»…
Как пишет Солженицын — граница добра и зла проходит в сердце каждого человека, и эта граница постоянно смещается то в ту, то в другую сторону, — я своими словами.

Так вот я сегодня подумал: конечно, надо решить твёрдо занять одну позицию. Выгоднее, конечно, сторону добра, но сам этой мысли испугался т.к. ПО ОПЫТУ ЗНАЮ — что за такой мыслью НЕМИНУЕМО будет испытание (или искушение), а зачем мне это? Спокойнее балансировать на «золотой середине» — не впадать в крайности, чтоб ни те, ни другие силы меня не трогали. Известные слова Достоевского — Бог с дьяволом борются, а поле битвы сердца людей. Я войну не принимал и НАСИЛЬНО не хочу быть в неё втянут.

Конечно, — «а как же смерть?»  – Это уже давление страха, а не любви, в любви нет страха, как пишут.

Внезапная смерть Саши в Алексино пугает, но это опять же страх.

 

 

«Начало премудрости — страх Господень» — так говорит царь Давид в своих Псалмах. Читать далее «Как растение без света…»

О ПУШКИНСКОЙ РЕЧИ Ф.М. ДОСТОЕВСКОГО

священник Георгий Селин

Главы из книги «В Зосимину Пустынь»

ГЛАВА 11

Цыганский табор

 

Подошла очередь следующего участника торжественного производства Пушкина во пророки. Какое великое событие! Каким восторгом горят глаза! Ещё бы! Никогда не было на Руси пророков, и вот является «божественный посланник», а мы, его почитатели, принимая пророка во имя пророче (Мф.10:41), мзду пророчу получаем. Ну, а если кто лжепророка принимает во имя пророка? Тот, надо думать, мзду лжепророка получит. Какая же мзда у лжепророка? Погубиши вся глаголящыя лжу (Пс.5:7). В переводе Юнгерова: «Погубишь всех говорящих ложь». Читать далее «О ПУШКИНСКОЙ РЕЧИ Ф.М. ДОСТОЕВСКОГО»

«Жизнь как она есть, или Объяснение в любви»

«Историю эту я узнал случайно, в поезде. В то время я был самоуверенным человеком, верующим скорее в прогресс человечества, науку и некую разумность эволюционирующей природы, чем в существование её Творца», – так начинается повесть Владимира Троекурова «Жизнь как она есть, или Объяснение в любви», опубликованная в журнале «Братина» (№18–20, 2010 г.). Судьба сводит рассказчика с Борисом – главным героем повести, одна из тем которой – богословская проблема теодицеи («оправдания» Бога за страдания невинных). В жизни каждого из нас рано или поздно происходят события (иногда трагедии), которые заставляют искать ответы на неизбежные вопросы «за что?» и «почему?». Многие верующие люди пытаются сопоставить свою жизненную ситуацию с отношениями библейского Иова и Бога, Который, несмотря на безграничную верность и преданность Ему Иова, проводит его через тяжелейшие испытания. Над библейской книгой Иова, которую очень любил Достоевский, размышляет и герой Владимира Троекурова. Читать далее ««Жизнь как она есть, или Объяснение в любви»»

Гуманистический «идиот» и православный юродивый — братья-близнецы или антиподы?

Иван Жук

С ума схожу.
Иль восхожу к вы­сокой степени безумства.

Белла Ахмадулина

Сегодня уже стало общепринятым видеть наш мир бессмысленным, а человека в нём — опустошённым и утратившим всё человеческое. Лишь «чудачок», немного сдвинутый способен хоть как-то проявлять себя в качестве чела века; другим же остаётся одно: осознать себя винтиком или гайкой огромной, враждебной ему машины, называвшейся ранее Левиафаном, а нынче Социумом, и наблюдать за импульсивными и взбалмошными «идиотами».
С недавних пор именно эту взбалмошность, импульсивную реактивность, как бы «открытость иным мирам», шизоидную инакость принято приравнивать к христианской юродивости. С одной стороны, вроде бы очевидно: в абсурдном мире только абсурдно устроенный человек и может иметь хоть какой-то смысл. Но с другой — православная юродивость так же отличается от гуманистического «идиотизма», как, скажем, христианское стояние в вере от социально-нравственного нонконформизма. В чём же разница между религиозной иномирностью и гуманистической инакостью в рамках христианской гносеологии?
Читать далее «Гуманистический «идиот» и православный юродивый — братья-близнецы или антиподы?»