Катастрофа на Байконуре (1960)

Катастрофа, повлёкшая за собой большое количество жертв, была вызвана грубыми нарушениями правил техники безопасности при подготовке к пуску и стремлением успеть осуществить запуск не до конца подготовленной ракеты к приближавшемуся празднику — годовщине Великой Октябрьской социалистической революции. Данные о катастрофе были засекречены, и первые упоминания о ней в советских средствах массовой информации появились только в 1989 году.

Работы шли ускоренными темпами. Эскизный проект новой ракеты был готов в ноябре 1957 года. Для экспертной оценки проекта была создана специальная правительственная комиссия под руководством М. В. Келдыша[2]. В январе 1958 года комиссия, отметив ряд недостатков проекта, доложила правительству о возможности создания Р-16 с заявленными характеристиками. Работы над ракетой продолжились. 28 августа 1958 года вышло постановление правительства № 1003—476, которым устанавливались сроки основных этапов отработки МБР — начало лётно-конструкторских испытаний (ЛКИ) на июнь 1961 года, начало пристрелочных испытаний на четвёртый квартал 1962 года[5].

Одной из технических проблем при использовании долгохранимых самовоспламеняющихся компонентов топлива была герметичность топливной системы на заправленной ракете. Герметичность топливных баков и подводящих трубопроводов была обеспечена за счёт создания цельносварной конструкции. В самом же двигателе сделать это было затруднительно. Поэтому было принято решение отделить внутренние полости двигателя от подводящих трубопроводов с помощью специальных металлических мембран[8].

На входе в турбонасосные агрегаты (ТНА) двигателей устанавливались пиромембраны, прорыв которых происходил с помощью кольцевого ножа во время предстартовых операций по команде с земли[прим. 2]. Для запуска двигателя необходимо было получение команды ПТР на запуск пиростартёра двигателя, после чего происходил запуск турбины ТНА от выхлопных газов пиростартёра и, после включения электропневмоклапана, вытеснение газом из системы высокого давления компонентов топлива в газогенератор. Компоненты топлива самовоспламенялись, происходил запуск двигателя и выход его на режим[1].

В 18:00 в процессе подготовки к пуску при подаче с пульта сигнала на прорыв пиромембран магистрали окислителя 2-й ступени произошёл подрыв пиромембраны магистралей горючего 1-й ступени. Кроме того, был зафиксирован несанкционированный подрыв пиропатронов отсечных клапанов газогенератора 1-го блока маршевого двигателя 1-й ступени[7].

Чтобы продолжить подготовку ракеты к пуску, необходимо было прежде всего выяснить и устранить причину подрыва пиропатронов отсечных клапанов. Анализ электрической схемы показывал, что это могло произойти, если перепутаны провода в главном распределителе системы управления первой ступени — приборе А-120. Его сняли с ракеты, вскрыли и обнаружили, что изоляция проводов одного из жгутов, через которые проходил ток на подрыв пиромембран, была полностью расплавлена и голые провода касались друг друга.

По электрической схеме двигательной установки напряжение поступало на пиропатроны мембран через соответствующие цепи прибора А-120. И пока двигателисты «на слух и запах» устанавливали факт срабатывания пиромембран, сгоревшие продукты пиропатронов замкнули подводящие цепи, произошло короткое замыкание, изоляция проводов расплавилась, и ток пошёл по лежащим рядом проводам. В этом и была причина несанкционированного срабатывания пиропатронов[1].

По техническим условиям на резиновые уплотнения, манжеты и прокладки ракета с прорванными мембранами могла находиться на старте не более 24 часов. После этого необходимо было сливать компоненты топлива и возвращать ракету на завод для прочистки баков, магистралей и переборки двигателей. Подготовка к старту второй лётной машины заняла бы как минимум месяц[8].

Кроме некоторых возражавших специалистов, все высказались за продолжение работ. Замечания об опасности проведения доработок на заправленной ракете были отброшены. По воспоминаниям одного из участников событий, маршал Неделин заметил: «Что я буду говорить Никите?… Ракету доработать на старте, страна ждёт нас»[8].

24 октября 1960 года.

В 18:45 по местному времени за 30 минут до пуска изделия 8К-64, на заключительной операции к пуску произошёл пожар, вызвавший разрушение баков с компонентами топлива.

В результате случившегося имеются жертвы в количестве до ста или более человек. В том числе со смертельным исходом несколько десятков человек.

Глав. маршал артиллерии Неделин находился на площадке для испытаний. Сейчас его разыскивают.

Прошу срочной мед. помощи пострадавшим от ожогов огнем и азотной кислотой.

Янгель
«Пурга»-3
аппарат т. Неделина[9]

К 41-й площадке стягивались медики и пожарные. Среди выживших многие получили страшные ожоги. Их сразу же отправляли в госпитали. Трупы складывались в специальном помещении для дальнейшего опознания. Это было нелегко, так как многие погибшие были обезображены до неузнаваемости. Например, на месте гибели Неделина смогли найти только оплавленную звезду Героя Советского Союза, остановившиеся в момент взрыва часы и маршальский погон, а Коноплёва опознали по росту (он был самым высоким на площадке)[7].

Первое заседание комиссии состоялось в монтажно-испытательном корпусе сразу по прибытии колонны машин с аэродрома. В присутствии всех выживших испытателей Р-16 Брежнев заявил: «Никого наказывать не будем». Как показало дальнейшее расследование, непосредственные виновники аварии — ответственные за технику безопасности работ и разработчик системы управления — погибли при взрыве. Оставшихся в живых наказывать посчитали негуманным[7]. По воспоминаниям Василия Будника (заместитель Янгеля), по результатам работы комиссии Брежнев сказал: «… вы сами себя наказали»[12].

Основной причиной катастрофы было признано грубое нарушение мер безопасности. Комиссией по расследованию был установлен следующий ряд действий, повлёкших за собой катастрофу.

  • Предварительный прорыв разделительных мембран топливных баков второй ступени ракеты во время отменённого старта накануне, 23 октября. Топливо из баков ракеты, в нарушение инструкции, слито не было[5].
  • В целях ускорения предстартовой подготовки было осуществлено преждевременное подключение бортовой ампульной батареи. По инструкции бортовые ампульные батареи должны быть подключены после проведения всех проверок, непосредственно в процессе пуска. Было принято решение использовать внешнюю ампульную батарею и установить её на борт за час до пуска. В результате этого электрические цепи ракеты оказались под напряжением[5].
  • За полчаса до пуска была начата операция выставления «в нуль» программных механизмов систем управления, в частности, программного токораспределителя. При отсутствии бортового питания эта операция ничем не грозила, но в данном случае это привело к катастрофе. При начале движения вала ПТР произошло замыкание контактов запуска пиростартёра и несанкционированный пуск двигательной установки 2-й ступени[5].
    • восстановлен разрушенный старт и закончена подготовка второго;
    • усилены меры безопасности;
    • были рассмотрены предложения по «защите от дурака»,
    • введена автоматическая система пожаротушения;
    • количество ручных операций сокращено до минимума;
    • изменён порядок предстартовой подготовки и пуска ракеты: впервые было осуществлено сетевое планирование работ на стартовой позиции — был составлен график с указанием точного времени и места осуществления каждой операции; за счёт объединения и укрупнения ряда операций было сокращено число операторов и контролёров;
    • с началом заправки ракеты устанавливался особый режим — все участники подготовки к старту носили на руках специальные нарукавные повязки; по мере приближения к моменту старта сокращалось число цветных повязок, находившихся у ракеты; последними, после объявления 15-минутной готовности, в бункер спускались специалисты с красными нарукавными повязками.

    В результате принятых мер во время и после заправки второй лётной ракеты возле неё находилось не более двадцати человек. После объявления часовой готовности все лишние люди были эвакуированы с места старта. Из числа гражданских специалистов в бункере управления находились только М. К. Янгель и главные конструкторы некоторых систем[15].

    24 октября 1963 года МБР Р-9А СССР СССР
    космодром Байконур, ШПУ «В» 8 погибших Пожар в шахте из-за возникновения искры в загазованной атмосфере. Пары керосина и кислорода образовались в результате заправки учебной ракеты топливом накануне, 23 октября. При выполнении работ по модернизационной программе Project YARD FENCE в шахте возник пожар. Спастись удалось только 2 рабочим, проводившим работы, остальные погибли. С ракеты перед началом работ была снята боеголовка. Несмотря на то, что ракета была заправлена топливом, она не взорвалась. При проведении регламентных работ механик уронил головку торцевого ключа весом 1,5 кг. Упав с высоты 20 м, она пробила бак ракеты. Произошло возгорание топлива. Взрывом сорвало 740-тонную крышку шахты, а снаряжённую боеголовку Mk.6 с термоядерной боевой частью W-53 выбросило на высоту около 200 метров. Боеголовка из-за полученных повреждений была списана и утилизирована.
  • Согласно книге «История КБ Южное», Глава 2, раздел «Трагедия 24 октября», режим прорыва пиромембран по команде с земли применялся только при первых пусках, пока система находилась в отработке. Позже стали применять штатный режим — по команде от бортового ПТР.
  • «Имеются жертвы до ста или более человек». Правда о гибели Главного маршала артиллерии М. И. Неделина (1995). — Публикация в журнале «Источник» № 1 за 1995 год. Есть документы комиссии по расследованию и поимённый список пострадавших. Проверено 13 ноября 2010. Архивировано 27 августа 2011 года.Антон Первушин, Владимир Ивкин. Неделинская катастрофа. Сайт «Космическая энциклопедия». — Статья Антона Первушина из газеты «Секретные материалы 20 века», с комментарием В. И. Ивкина и приложениями с документами госкомиссии по расследованию катастрофы. Проверено 24 октября 2010. Архивировано 27 августа 2011 года.

    Author: admin

    Copyright © 2018 Русский сход | Design by ThemesDNA.com
    top